Слушайте радио Русский Город!
Сеть
RussianTown
Перейти
в контакты
Карта
сайта
Русская реклама в Питтсбурге
Портал русскоговорящего Питтсбурга
О нас Публикации Знакомства Юмор Партнеры Контакты
Меню

Кто прав?

Автор: Людмила Баршай

Случай, о котором хочу поведать, показался мне заслуживающим обсуждения. Он произошёл с нашим, выходцем из России, парнем по имени Дима. Привожу его рассказ дословно.

-Пару недель назад моя коллега по работе, американка, пригласила меня на ланч, сказав, что будем за столом вчетвером - мы и пара её друзей. Девушка мне нравилась, и я с удовольствием принял приглашение. Но буквально накануне ланча она неожиданно позвонила и попросила прийти на два часа позже, потому что её друзья приведут ещё одного человека, а стол рассчитан только на четверых. “А когда они уйдут, мы посидим вдвоём,”-сказала она, извинившись.

Я растерялся, даже не смог сразу сообразить, что ответить. Так ничего и не сказал, только попрощался и повесил трубку. На ланч я не пошёл.

Рассказав эту историю, Дима спросил:

-Правильно ли я поступил? Как положено поступать здесь? Как вообще в Америке следует вести себя в подобных ситуациях, чтобы не выглядеть дураком?

Поскольку я знала, что он не дурак и не без чувства юмора, то ответила полушутя:

-Чтобы не выглядеть дураком, лучше всего им не быть.

Мы вместе посмеялись, а потом пошёл серьёзный разговор. Я спросила:

-Ты был оскорблён?

Он ответил:

-Да, очень.

-Давай разберёмся. Ты поступил так, как подсказало тебе твоё чувство. Почему же ты недоволен собой и сомневаешься в том, что поступил правильно?

-Не знаю, но сомнения у меня, действительно, появились. Хотя почти все мои русские друзья и приятели, которым я рассказал эту историю, одобрили моё поведение. А вот пару американских ребят, коллег по работе, сказали мне, что я -

дурак. Это и вызвало мои сомнения...

-Мне кажется, что это - вопрос культурных различий. Мы приехали из страны, где культура отношений и их оценка были совершенно иными, чем здесь.

Вместе с Димой мы решили провести небольшое исследование: рассказать русским и американцам эту историю и попросить их ответить на ряд вопросов. В результате увидим, есть ли культурные различия, и если “да”, то какие? Мы записали на двух языках эту историю и в конце поставили три вопроса:

-Правильно ли поступил Дима?

-Как бы поступили вы?

-Как расцениваете поведение девушки?

Результаты опроса оказались любопытными. Русские мужчины(почти половина опрошенных) сказали, что Дима поступил правильно:”Она его оскорбила, обидела, пренебрегла. Сначала пригласила, потом отказалась”.

На замечание, что она не отказалась, а лишь перенесла встречу на два часа позднее, один молодой человек с негодованием ответил:”Что значит - “перенесла”!? Он что ей, мальчик на побегушках?” Другой:“Я бы поступил также...” “А я бы ответил ей покруче”

Все отвечали очень эмоционально, ни на минуту не задумавшись.

Представители другой половины опрошенных, наоборот, обдумывали ситуацию, их ответы были менее эмоциональными. Большинство из них, прежде чем ответить, спрашивали, какие отношения были у Дмитрия с девушкой до этого. Узнав, что никаких близких отношений не было, что они - просто коллеги, отвечали, что “в таком случае действия Димы неадекватны”. Сами они так не поступили бы: она ведь не отменила встречу, а только перенесла её. Но даже если бы и отменила - она ведь предупредила и извинилась. Они не нашли в ситуации ничего обидного для Димы. Один сказал:”Если девушка мне нравилась, я бы обрадовался. Встретиться вдвоём ещё лучше.” Но, с другой стороны, многие представители этой группы сказали, что раз ему это показалось обидным, он имел право поступить так, как чувствовал. “Слишком часто, - говорили они, - нам приходится сдерживаться, вести себя не так, как нам бы хотелось. Когда имеешь дело с боссом, например, когда это угрожает твоему благополучию, работе и т.д. В этом же случае Дмитрий мог себе позволить поступить по своему желанию и настроению, хотя, кажется,- добавляли они, - это не было умно”.

Оказалось, что различия в ответах этих двух групп мужчин зависели не от возраста, а от времени пребывания в Америке. Диму горячо поддержали недавно прибывшие. А старожилы оказались более вдумчивыми и спокойными, и считали, что обида Димы была явно преувеличенной и малообоснованной. “У парня сработал иммигрантский комплекс. Если бы девушка была не американкой, он реагировал бы более разумно”,- говорили они.

Американцы отвечали примерно так же. Большинство просто не поняли, в чём проблема: у девушки изменились обстоятельства, и она решила передоговориться. Это же совершенно нормально.С их точки зрения, она вовсе не была даже обязана объяснять причину. Она же известила об этом заранее и извинилась! Вот если бы она не сообщила... Он мог не пойти, если его не устраивало время или что-то ещё, но нужно было ей об этом сказать, а не просто повесить трубку и не придти... Тем более она выразила желание побыть с ним вдвоём. “Дмитрий просто закомплексован, он слишком ”defensive”(так здесь называют поведение активной самозащиты, когда на тебя не нападают). Некоторые американцы, после недолгих раздумий, сказали:”Может быть, он обиделся, что она предупредила недостаточно заранее?”

Русскоговорящие женщины отреагировали совсем по-другому, но были единодушны: “Дима правильно сделал, что бросил трубку и не пошёл. Она могла сказать, что ей надо к врачу, или еще что-то...”

Характерно, что ни один мужчина - ни русский, ни американец - не сказал, что девушка должна была соврать. А вот среди женщин так считали многие. Наших женщин по их ответам можно чётко разделить на три группы.

Первая считает, что наш герой поступил правильно, что девушка его обидела, проявив неуважение к нему. Если бы она его уважала, то соврала бы, придумав такую отговорку, которая не унизила бы его мужское достоинство. Эти женщины отвечали очень эмоционально, как будто обидели лично их.

Вторая группа женщин реагировала по-другому. Они задавали дополнительные вопросы, размышляли вслух. Смысл их ответов сводился к одному: парень был не прав. Ничего оскорбительного не произошло. У него явный комплекс неполноценности. Нет причин для обиды. Многие из них, однако, говорили, что всё-таки было бы лучше, если бы девушка придумала более вескую причину.

Среди слабой половины человечества чётко выделилась третья группа. Это были молодые женщины, сравнительно недавно приехавшие в Америку, но уже успевшие неплохо устроиться. Со страстью они выпаливали свои ответы, примерно одинаковые по содержанию: ”Он - дурак! Узнаю наших! Ещё хорошо, что она американка, так он просто повесил трубку. А была бы русская - мог бы и обругать” В целом, они сочли, что девушка вела себя нормально. Но и здесь ярко проявилось то же самое замечательное противоречие. Даже эти девушки, полностью оправдывая американку и осуждая Диму, считали, что всё-таки могла бы она и соврать. Он хоть и неправильно обиделся, но всё же обиделся. А если бы она знала русских мужчин, то соврала бы обязательно. Ложь во спасение?

Американки, все, как одна, спросили: ”разве она была его girlfriend?” Нет? Тогда о чём говорить? Они считали, что в этой ситуации она могла и не сообщать причину перемены. Её объяснение - это проявление уважения, а предложением посидеть вдвоём девушка ясно показала свой интерес к нему. Общая реакция: он странный, закомплексованный, слишком неуверен в себе и слишком”defensive”. И ни одна американка не сказала, что девушка должна была соврать. В ответ на моё удивление - вопрос: зачем? Она же объяснила причину. Разве этого недостаточно? Они не были ханжами, не говорили, что никогда нельзя врать, что надо говорить правду, только правду и ничего, кроме правды. Нет, иногда можно и даже нужно соврать. Но не в данном случае.

Умышленно не называю количество опрошенных, потому что ни в коем случае не хочу делать обобщений. Пыталась уловить, есть ли какие-то культурные различия между русским и американским пониманием отношений между людьми. Мне кажется, что эти различия проявились.

Чуть подробнее остановлюсь на разговоре с одной двадцатилетней американкой, которая совсем недавно приехала из Санкт-Петербурга, где провела семестр, изучая в университете русский язык, литературу и культуру, и, конечно, с жадностью наблюдала тамошнюю жизнь, людей, их отношения. Её ответ на поставленные вопросы, в целом, был, естественно, американский. Но... Её четырёхмесячное пребывание в России позволило ей понять проблему более глубоко и увидеть нечто существенное. Она сказала:”Может быть, этой девушке и следовало соврать. Я думаю, что если бы она знала характер русского мужчины, она бы скорее всего так и сделала, потому что предвидела бы его реакцию, его обиду и могла бы её предотвратить. До моей жизни в Санкт-Петербурге мне бы это и в голову не пришло. Но там я поняла, что русские люди очень обидчивы, а мужчины - особенно. Нам, американцам, трудно предвидеть, на что именно они могут обидеться. Поэтому, общаясь с ними, постоянно попадаешь впросак. Например, я не люблю опаздывать. Но там было невозможно рассчитать время, особенно мне, иностранке: всюду приходилось ждать, приходить повторно, в непонятный час учреждение закрывалось на обед, или нужный тебе человек уходил на неопределённое время, то вдруг требовались какие-то дополнительные бумаги или деньги. Страшно вспомнить! Но я не об этом. Там я много работала и очень уставала. Не всегда могла прийти в гости, когда звали, или оставаться за столом так долго, как мои знакомые хотели. Не могла себе позволить разговаривать часами. И на меня обижались. Я поняла, что люди в России всё принимают слишком лично (personally). Например, если ты говоришь, что тебя нет времени, это воспринимается так, что у неё нет времени на тебя, а на другого- есть.Однако это совсем не так.У меня просто не было времени ни для чего и ни для кого. Я была занята, не успевала сделать свои задания. Но это не понималось. Любое твоё поведение, если оно не совпадает с тем, чего от тебя хотят и ждут, воспринимается, как личная обида, неуважение, плохое отношение и т.п. Думаю, что это результат недостаточного уважения к себе, когда человеку нужно постоянное подтверждение уважения от другого. Вскоре я научилась предвидеть эти обиды на свои совершенно невинные действия и стала очень осторожной, избегая не только каких-либо обещаний, но и любых договорённостей. Это мешало мне быть самой собой, свободно общаться, делать то, что мне надо. И появилось искушение врать, придумывать важные отговорки, чтобы не портить отношения с людьми и не вызывать обид. У меня никогда не было подобных чувств здесь”.

Если моя американская собеседница понимала, что русский мужчина может обидеться там, где американцу это и в голову не придёт, то, естественно, что для русских женщин эти обиды абсолютно ожидаемы. И поэтому получается, что таким мужчинам лучше соврать. Не переносишь правду - получай ложь”

Я спросила Дмитрия, как бы он отреагировал, если бы девушка сказала, что ей срочно нужно пойти к врачу, и она сможет увидеться с ним на два часа позже? И услышала в ответ:”Я бы, конечно, согласился. Посочувствовал бы ей и был бы благодарен, что она вообще не отменила встречу.”

Выводы каждый сделает сам. Так как же себя вести в Америке, чтобы не выглядеть дураком? “И в Америке, и в любом другом месте, чтобы не выглядеть дураком, надо им не быть,- ответил Дима и замялся. А потом грустно добавил: -Да, я выглядел дураком. Она, видимо, так обо мне и думает. Поделом.”

И я вспомнила, что кто-то из отвечавших сказал:”А в России его сочли бы дураком, если бы он не обиделся.” Кто же прав? Может, это вообще некорректный вопрос?