Сеть
RussianTown
Перейти
в контакты
Карта
сайта
Русская реклама в Питтсбурге
Портал русскоговорящего Питтсбурга
О нас Публикации Знакомства Юмор Партнеры Контакты
Меню

Мнения и сомнения

Автор: Людмила Баршай

Каждый из нас, иммигрантов, когда-то открыл для себя Америку. И в этом смысле все мы немножко Колумбы. Перебравшись с одного континента на другой, мы переселились не просто в другую страну, но и в другой мир. И каждого из нас Америка чем-то восхищает и радует, или же, наоборот, чем-то удивляет. Наши мнения и сомнения, конечно, во многом зависят от длительности пребывания в иммиграции, от умения и желания внимательно вглядываться в окружающую нас действительность. Критиковать или ругать другую страну – всегда пожалуйста, это мы умеем. Замечательные писатели, братья Стругацкие, в мрачные застойные годы написали один из своих самых смелых по тому времени романов “Обитаемый остров”. Там над обитателями далёкой планеты властвовали некие “великие отцы,” державшие под контролем всё население острова. Они использовали для этого специальные излучатели, диктовавшие каждому подданному страны определённые правила поведения. Это невольно приходит в голову, когда видишь, какую огромную власть в американском обществе имеет всемогущий Компьютер. Его всевидящее око зорко следит за каждым американцем. Все, легально въехавшие в страну, охвачены сетью строгой системы учёта. Мы, выросшие в другой стране, в другой системе, приехав сюда, с удивлением раскрываем глаза: сколько в этом Новом свете совсем даже не нового, а скорее, старого, знакомого! Бывшего советского человека так настойчиво убеждали в преимуществе социалистической морали над буржуазной, что он в это почти поверил. Но и здесь, оказывается, та же психология. “Как можно согласиться с тем,- говорят только что приехавшие наши бывшие соотечественники, – что со школьной скамьи маленький американец не считается ябедой, когда “стучит” на своего одноклассника, списывающего во время теста. И его за это никто не осуждает!” Пусть мы и были там “совками”, но здесь не можем этого понять. Даже если это делается с самыми благими намерениями. Есть и другие, как нам поначалу кажется, “перегибы”. Идёт, к примеру, по улице человек, и вдруг прямо перед ним падает на трoтуар пожилая женщина. Он, естественно, бросается к ней и хочет помочь подняться. Но другой прохожий хватает его за руку: нельзя, не прикасайся… Вот приедут три машины (пожарная, скорая и полиция), они и помогут, а ты не специалист, не суйся не в своё дело…

Ладно, можно ещё понять, что считается неприличным погладить чужого ребёнка или потрогать чужую собачку. Но когда идёт речь о здоровье, а то и о жизни человека, то, с нашей точки зрения, не оказать помощь – “настоящее преступление”. Но, прожив в Америке достаточное количество лет и освободившись от нашей «совковости», начинаешь понимать, что разная ментальность, разный образ жизни диктуют и разные нормы поведения. Так маленьких американцев с ранних лет приучают к честному и самостоятельному труду, создают нетерпимую обстановку жульничеству, в том числе и списыванию. И это правильно! Так же, как и то, что нечестных взрослых американцев хватают за руку, когда они пытаются обмануть общество, скрыть доходы и не платить налоги.

Там, в Союзе, каждый владелец “Жигулей” должен был уметь разбираться в устройстве карбюратора. И тот муж считался хорошим, который (утрирую немного) умел починить утюг. Оказание первой помощи пострадавшим тоже входило в джентльменский набор способностей, которыми должен был обладать каждый советский человек. Здесь же ничего этого не надо. Автомобиль ремонтирует автомеханик, неисправный утюг вообще никто не чинит, а сдаёт в магазин или покупает новый. И тем более никому не следует лезть со своей неумелой помощью к больному человеку: ведь действительно можно только навредить. Это там у нас “скорую помощь” нужно было дожидаться часами, а здесь она приезжает в считанные минуты. “Наши”, живущие в Америке давно, уже обрели опыт американской жизни. “Новичок” же не перестает удивляться ещё тому, что на каждом шагу встречает знакомые свидетельства всеобщего поклонения символам государственности. Он приходит за ребёнком в детский сад и видит реющий над крышей Государственный флаг. Он идёт слушать музыку, и симфонический оркестр перед сонатой Брамса исполняет американский гимн. Он с удивлением наблюдает ритуал, когда седовласые мужи, прежде чем взяться за дело, кладут руку на грудь и дают перед флагом клятву верности законам и Конституции. Поэтому не надо под патриотизмом понимать что-либо иное, чем присущую всем людям любовь к родному очагу, родному дому. И ни к чему считать предосудительным естественную привязанность людей к символам этой любви: знамёнам, гимнам, лозунгам, клятвам, присягам. То же можно отнести и к реакции американцев на появление Президента в зале Конгресса и на его речи. Ведь Президент страны – такой же её символ, как флаг и гимн. Поэтому граждане США аплодируют не конкретному Президенту, а величию, силе и славе своей державы. Кстати, американцы вообще склонны к публичному бурному выражению чувств. Это нетрудно заметить, придя на представление в театр, на концерт или на какое-нибудь общественное мероприятие – митинг или собрание.

А вот ещё одно явление, которое пугает своей неожиданностью и размахом. Оказывается, в этом свободном мире действует такая же система предвзятого отбора претендентов на рабочие места, учёбу в университеты и т. п. Отрицательные эмоции вызывает кажущаяся повсеместная “дискриминация белых”, кажется странным обилие чёрных лиц во многих университетах и учреждениях. А ведь это как раз и есть выражение той повышенной совестливости и ответственности за прошлое праправнуков бывших плантаторов, которое возможно лишь в истинно свободном демократическом обществе. В рамках программы “Affirmative action” афро-американцам давалось предпочтение в приёме на учёбу и работу. Таким путём считалось возможным хотя бы как-то преодолеть их многовековую отсталость от других слоёв населения. У всех нас свои, часто противоположные, взгляды на разные стороны американской жизни. Разные аспекты нынешней действительности нас волнуют и вызывают спорные чувства.

Понятно, что все оценки и выводы – субъективны. Да, Америка разная, совсем не такая, как страна, из которой мы прибыли сюда. У каждого свой ответ.