Слушайте радио Русский Город!
Сеть
RussianTown
Перейти
в контакты
Карта
сайта
Русская реклама в Питтсбурге
Портал русскоговорящего Питтсбурга
О нас Публикации Знакомства Юмор Партнеры Контакты
Меню

Решения, которые мы принимаем

Автор: Татьяна Серафимович

Наша жизнь, если задуматься, состоит из решений. Естественно, ключевых, тех, что мы принимаем сами. Они становятся точками отсчета на нашем пути – моментами, на которые мы оглядываемся, снова и снова их оценивая.

Зачем вообще вспоминать о былых решениях? Потому что многие из них приходится принимать в режиме «прямо здесь и сейчас», и далеко не каждое решение оказывается верным. Хотя ошибки случаются всегда, и от промахов мы не застрахованы даже после долгих раздумий и тщательного взвешивания всех вариантов. Со временем мы видим, что выбрали неверно, что можно было отдать предпочтение другому выбору…

Но разве мы останавливаемся после первых же промахов? Нет, мы продолжаем принимать решения, стараясь учесть предыдущие ошибки, но не зацикливаясь на них. По-другому и быть не может, ведь сама жизнь чуть ли не ежедневно ставит нас перед выбором.

Валентина, героиня нашей сегодняшней истории, знает о трудных решениях если не все, то многое, потому что сама приняла, как минимум, несколько из них. Взять хотя бы приезд в США.

– Это было по-настоящему сложно. Не верьте тем, кто говорит, что все бросит и поедет, пусть только подвернется возможность. Я сама частенько так подумывала, но оказалось, что это лишь громкие слова.

Я и учиться-то в иняз пошла именно из-за возможности куда-то переехать – потом, при случае. Не то чтобы прямо твердо собиралась, но решила, что иметь такую возможность в принципе – это достаточно удобно. Ну и английский изучать – это всегда перспективно, со знанием этого языка не пропадешь. С такими мыслями и поступила.

Как оказалось, решила верно, потому что и институт наш реально и ежегодно отправлял своих студентов по обмену опыта в США, Великобританию и другие страны, и учеба у меня шла очень хорошо. Со сдачей зачетов и экзаменов никогда не было проблем – никаких «хвостов», – оценки тоже были в порядке, сотню материалов и дисциплин я усваивала вполне успешно и без напряга. Наверное, секрет был в том, что мне просто нравилось, даже не учиться, а развиваться в этом направлении. Поэтому мне все удавалось и даже на личную жизнь оставалось время.

А вот отсюда, пожалуйста, поподробнее…

– Да подробности, в общем-то, стандартные. На втором курсе, на вечеринке по поводу дня рождения институтской подруги, познакомилась с парнем – Андреем. Он оказался лучшим другом Коли, бойфренда Насти, моей подружки, устроившей вечернику. И если Настю привлекали плохие парни, то меня совсем наоборот. Наверное, этим Андрей и подкупил – своей вежливостью в общении, позитивом, ненавязчивой непосредственностью…

Кажется, весь вечер мы только с ним и болтали. Поэтому, когда Андрей попросил мой номер, я с удовольствием его продиктовала, да и на свидание тоже быстро согласилась… Наши отношения развивались так легко и естественно, вроде мы знали друг друга всю жизнь – по крайней мере, так тогда мне виделось, – я и оглянуться не успела, как оказалось, что мы уже встречаемся и даже живем вместе.

Да, общий дом – это действительно серьезный шаг вперед, если можно так сказать, еще не свадьба, но уже что-то важное, качественно новый уровень отношений…

– Согласна. И я даже рада, что приняла такое решение – пожить вместе, – потому что оно показало мне другого Андрея. Оказалось, что он просто обожает комфорт и порядок, но сам ничего не делает для этого – он был совершенно не приспособлен к самостоятельной жизни, эдакий большой мальчик. Ну оно и понятно, да того он ведь жил с мамой.

Так, может быть, стоило делать на это скидку? Ну и на молодость тоже, ведь по сколько вам было?

– Мне 20, ему 22… Да я и делала, честно делала, старалась не париться и его заодно к самостоятельности приучить. Хотя было очень сложно. Я прихожу домой после учебы и репетиторства – к концу второго курса я уже начала подрабатывать, – уставшая как собака, и приходится становиться за плиту и варить щи-борщи, готовить ужины и завтраки… ну или стирать рубашки-носки-брюки… В то время как Андрюша весь день провалялся на диване, играя в Play Station, и даже на пары не ходил. Ему даже стиральную машинку включить лень было, не то что в квартире убрать или что-то приготовить.

При этом мы жили в квартире, которая досталась ему в наследство от бабушки, и нас часто навещала его мама. Причем Анна Петровна совершенно искренне считала, что ее Андрюша единственный и неповторимый, лучше всех, и я должна быть ему чуть ли не по гроб жизни благодарна – за то, что обеспечена квартирой, а не вынуждена ютиться в общежитии. Она совсем не принимала во внимание тот факт, что я вообще-то из детдома, поэтому повидала такие условия, что общежитием меня не напугать. О том, что ее Андрюша бездельничает, и мы живем на то, что я зарабатываю репетиторством, она как-то тоже умалчивала, а вот давать сотню жутко полезных и уместных советов, больше похожих на критику и замечания, почему-то считала своим долгом.

В общем, представляете себе ситуацию – ситуация еще та. Через несколько месяцев я уже совершенно разочаровалась в бытовой стороне совместной жизни с Андреем. А тут случилось то, чего я и предположить не могла – Андрей мне изменил.

Как? И Вы его бросили?

– На вечеринке, Андрей оказался настоящим поклонником вечеринок. Дискотеки он как-то обходил вниманием, а вот на вписках, как это сейчас модно говорить у молодежи, бывать любил. Я в принципе была не против дружеских посиделок, мы часто бывали вместе у общих друзей, да и ограничивать его ни в чем я не хотела, такой я человек, так что никогда не пыталась ему запрещать бывать на таких вписках.

И вот в очередную пятницу Андрюша отправляется на очередную из вечеринок, а я до вечера занимаюсь репетиторством. Последнее занятие недалеко от дома Насти, и я решаю заночевать у нее, как раз давно не чаевничали вместе, да и ехать на такси через весь город мне не улыбалось – слишком уж я устала за неделю. Наутро возвращаюсь домой и вижу просто шикарную картину: Андрюша сладко спит на кровати, прямо в одежде, его куртка валяется тут же, в кресле. Взяла ее, чтобы отнести в шкаф – из кармана что-то торчит. Посмотрела, а это женские трусики! Достала, там же, в кармане, записка: «Спасибо за вчерашнюю ночь!» и напомаженный поцелуй!

Андрея я никогда не контролировала, в телефон и аккаунты соцсетей не заглядывала и по карманам, естественно, тоже не шарила. Здесь все произошло случайно, но я, конечно, растормошила его и стала спрашивать, что это такое. И Андрей, спросонья и с похмелья, тут же раскололся. Признал, что да, было, но что он не виноват. Что это все Ленка, наша общая знакомая, которая часто зависала в компании Коли и постоянно подбивала к нему клинья. Андрей сказал, что перепил, отключился, а в себя пришел от того, что Ленка уселась на него сверху…

И вот после этого Вы его бросили?

– Нет, Андрей выглядел действительно виноватым, извинялся, клялся, что такого больше не повторится, что все это было из-за выпивки, что ему ни Ленка не нужна, ни кто-то другой, кроме меня, просил его простить, дать ему второй шанс… И я согласилась. Может, не только потому, что еще верила в наше будущее, несмотря на разочаровывающий быт, может, просто побоялась сразу бросать все и уходить, испугалась слухов. Что скажут все вокруг, узнав, почему мы расстались? Что скажут мои подруги? Его друзья?

В общем, я дала ему этот второй шанс, но со временем поняла, что приняла неверное решение.

Почему? Андрей снова изменил?

– Наверняка я не знаю, но нет, думаю, что нет. И даже реального повода подозревать в новой измене не давал. Проблема в том, что я сама, наверное, на подсознательном уровне, уже ждала этого повода. Не искала, нет, но как-то была готова к тому, что измена может случиться, что снова приду и увижу или чужие трусики в его кармане, или следы помады на воротнике рубашки, или еще что-то такое.

Момент измены стал поворотной точкой, концом наших отношений, просто я не сразу осознала, что этот конец наступил, а где-то через год с хвостиком, когда передо мной открылась возможность поехать доучиваться в США.

Я села, взвесила все за и против и подумала, что мне нужно ехать. Окончательно еще не решила, но… понимаете, я не могла отделаться от чувства, что что-то у нас с Андреем не так, что ничего серьезного у нас уже не получится, что я его уже не люблю, что наши отношения уже не спасти. А он ничего не предпринимал, чтобы доказать обратное. Мы жили вместе уже более полутора лет, а замуж он не звал.

И знаете, если бы я ему сказала, что есть возможность уехать в Америку, а он сделал бы мне предложение, я бы, скорее всего, осталась. Да даже если бы он стукнул кулаком по столу и сказал, что я никуда не еду, я бы, думаю, тоже осталась. Но Андрей лишь спокойно сказал, что тогда нашим отношениям конец, и вышел на балкон курить.

Не знаю, может быть, это прием такой – метод реверсивной психологии или лайфхак от пикаперов, – специальный игнор, после которого я должна была проникнуться чувством вины, понять, насколько он важен для меня, и все в этом духе, и упасть Андрею в ноги, умоляя простить его и говоря, что я никуда не поеду… Но тогда такая его реакция меня просто взбесила.

Ну что это за мужчина, который не держится за свою женщину, который ни рыба ни мясо?! Я ушла, хлопнув дверью, и окончательно решилась уезжать. В тот же день переехала к Насте, которая уже давно не встречалась с Колей, а жила сама, а после уже до самого момента отъезда в США не отвечала на звонки Андрея, не давала ему поймать себя на улице или в институте, не разрешала Насте пускать его ко мне для разговора. Да он не особо-то и пытался – так, позвонил пару раз и пришел разок.

Еще удобно получилось, что решать все вопросы нужно было быстро: поехать предложили в конце учебного года. Конечно, мне и раньше намекали, что я в списке претендентов на учебу в США, но одно дело намеки и другое – конкретное предложение. В общем, сюрпризом это для меня не стало, я собралась и переехала за какие-то 3 недели.

Новая жизнь и новые решения

Переехав, Валя начала интенсивно учиться и, по ее же словам, была в полном восторге от всего того нового, чем встретила ее Америка. Культура, люди, природа, эмоции, знания – все это наша героиня жадно впитывала в себя, все это помогало ей адаптироваться, отвлекаясь от тех проблем, которые остались в России.

– Я училась и просто наслаждалась этим, учеба помогала мне не так сильно ностальгировать. Да и, по правде говоря, кого и что я оставила в России? Дома у меня не было, семьи тоже, из хороших подруг, за которыми я по-настоящему скучала, была только Настя. Андрей? О нем я через неделю в США уже и не вспоминала – слишком много всего нового навалилось, – хотя он взял и неожиданно напомнил о себе, да еще как…

Прямо во время практикума я почувствовала, что меня сейчас стошнит. Живот крутило с самого утра, да и всю последнюю неделю я себя чувствовала не очень: была сонная и вялая, сил не хватало. Я все списывала на усталость, вызванную большим количеством перемен и акклиматизацией, но тогда, стоя в туалете института, поняла, что нужно купить тест.

Купила, использовала – две полоски. Обратилась к гинекологу – седьмая неделя беременности.

Подождите, Вы забеременели уже в США?

– Нет, получалось, что еще в России, от Андрея, больше не от кого было. Да, он не был моим первым мужчиной, но все то время, пока мы встречались, я ему не изменяла, и в США у меня секса ни с кем не было.

И вот как я должна была поступить, узнав эту новость? Возвращаться в Россию, к Андрею? Вообще этого не хотела, да и не факт, что нужна ему была бы, что его мамаша не стала бы шептать за спиной, что это я где-то нагуляла, а теперь хочу ее ненаглядного сыночка захомутать, или даже в открытую это бы сказала, она могла. Рожать в США и бросать учебу? А на что я бы жила в Америке? Это в России меня репетиторство выручало, а в США я могла бы разве что уроки русского давать, но кому они здесь нужны.

Поэтому я всерьез задумалась об аборте. Первые мысли – его нужно сделать, по-другому никак, но потом я засомневалась. Да и кто бы не засомневался. Ведь это мой ребенок, пусть пока и не рождённый, как же я могу лишить его жизни. Тем более что я была из детдома и всю жизнь хотела семью – крепкую, такую, в которой все любят и ценят друг друга. Так какая же семья у меня может быть, если я смогу со спокойной совестью принимать такие решения? Какой матерью я буду после этого? Не замучает ли меня совесть?

Наверняка в такой ситуации Вы нуждались в чьем-то совете…

– Да, и Настя, которой я все рассказала, начала меня отговаривать от аборта. Я сомневалась. Наверное, будь она рядом, она бы точно меня отговорила, а во время беседы по Скайпу ее дар убеждения был не настолько сильным.

И кто знает, может быть, я бы все-таки решилась на аборт, и история на этом закончилась бы, но вмешалась случайность. Уже думая о том, что буду говорить гинекологу, я пришла на тренировку – рано, в зале еще никого не было – и увидела заплаканную Эдну. Тогда она была моим тренером по фитнесу – не женщина, а картинка, несмотря на свои 38. Оказалось, что от нее ушел муж – бросил ее, когда узнал, что она уже не сможет родить ему ребенка. Они долго созревали для этого, потом безуспешно пытались зачать, а когда наконец обратились к специалисту, оказалось, что у Эдны большие проблемы со здоровьем. Гинеколог диагностировал критическое снижение репродуктивной функции и подчеркнул, что главная причина этого – не столько возраст, сколько предыдущие 2 аборта, которые Эдна делала, пока ее муж не был готов к ребенку.

Услышав это, я решила, что рожу – и затем, чтобы подарить ребенку жизнь, и затем, чтобы потом не остаться у разбитого корыта.

Решения становятся все сложнее

В положенный срок Валя родила замечательного малыша и назвала его Богданом. Беременность протекала без осложнений, ребенок появился на свет полностью здоровым и очень активным. И если поначалу молодая мамочка не могла нарадоваться тому, что приняла, казалось бы, на сто процентов верное решение, то со временем ее настроение стало меняться.

– Когда я впервые увидела своего сыночка, когда впервые взяла Богданчика на руки, то испытала такое чувство счастья, которое не передать словами. А об аборте я не могла вспомнить без слез – как я вообще могла помыслить о том, чтобы лишить жизни своего ребенка, того, кто мне так дорог с первого дня его появления на свет.

Но затем я столкнулась с суровой реальностью. Вы не поверите, но я наивно полагала, что смогу и растить сынишку, и подрабатывать, чтобы нам хватало на жизнь, и учиться. Где там! Учебу пришлось забросить практически сразу же, потому что уже через месяц я поняла, что не могу разорваться.

Во-первых, без образования меня брали на самую низкооплачиваемую работу – посудомойкой, уборщицей, если повезет, то официанткой. Во-вторых, я нигде надолго не задерживалась, за 3 месяца сменив 7 или 8 мест. И везде мне было неудобно.

Нет, труда я не боялась. Просто мне ведь нужно было находиться на работе не час и не два, а хотя бы полсмены (но и на это работодатели шли с неохотой), да еще и четко по графику, а как я могла это совмещать с учебой, где каждый день разное расписание. Приходилось чем-то жертвовать, и на занятиях я совсем не бывала.

Естественно, в таком формате я зарабатывала совсем немного, денег на себя уже не хватало, да и на сына, если честно, тоже. Я банально не могла позволить себе купить все те продукты, которые нужны грудничку.

Какая там няня, я уже не говорю о жилье – я даже квартиру самостоятельно снимать не могла, не хватало денег, пришлось искать соседку. Хорошо, что это оказалась совершенно замечательная девушка. Бывает, я ошибаюсь в людях, но в ней я не ошиблась. Кристал – дочь мексиканских иммигрантов, и ей, прямо как мне, тоже пришлось пробивать дорогу в жизни самостоятельно. Но сложности ее не ожесточили, даже наоборот – у нее золотое сердце, она привязалась к Богданчику и всегда была рада посидеть с ним, когда только могла. Кристал стала моей первой настоящей подругой в США, естественно, мы дружим до сих пор. Если бы не она, я бы с ума сошла, но даже с ее огромной помощью мне было сложно…

Но Валя, есть ведь благотворительные организации, которые помогают малоимущим мамам… Неужели Вы не обратились ни в одну из них? Или попросту не знали об их существовании?

– Сначала не знала, потом мне рассказали об этом, причем рассказали в колледжу, узнав о моих проблемах. Конечно же, я обратилась в одну такую организацию, и да мне действительно очень сильно помогли – одеждой, продуктами… А когда Богданчик чуть подрос, один детский сад при местной церкви сделал огромную скидку – на 80%, за что им огромное спасибо, ведь я даже не знаю, смогла бы я оплачивать их услуги в полном объеме или нет.

Но как же тяжело мне было принять эту помощь. Вы понимаете меня, Татьяна? Я ведь не за этим ехала в США. Я ехала за перспективами, учиться, пробивать дорогу в будущее. А какое у меня могло быть будущее в такой ситуации, какие перспективы? Если я не могла даже обеспечить себя и своего ребенка, если мне приходилось просить помощи, если я была малоимущей.

Каждый раз, когда я обращалась за помощью, я принимала решение переступить через гордость и амбиции. Каждый раз я отдаляла свои перспективы – настолько, что начало казаться, что их у меня вообще не осталось.

Каждый день я заканчивала выжатой как лимон, и физически, и морально. У меня даже не оставалось сил порадоваться тому, как мой Богданчик мне улыбается, как сыночек радуется тому, что мама наконец-то пришла. И, что самое печальное, я прекрасно понимала, что каждый следующий день будет таким же, как предыдущий, или еще хуже, и что мотивации как-то изменить ситуацию у меня уже не осталось.

Решение, которое изменило всё

Прошло какое-то время, и я уже была на грани отчаяния, и даже заглядывала за эту грань. Сейчас я прекрасно понимаю, что некоторые мысли явно были лишними.

О чем Вы, Валя?

– О том, что напрасно накручивала себя. О том, что с какого-то момента зря думала о том, что буду делать, когда меня выгонят из института, а виза закончится. Как я вернусь в Россию и что я буду там делать, как я буду доучиваться и где я буду работать, смогу ли я прокормить своего ребенка там, где нет таких добрых благотворительных организаций, где мне не помогут едой и одеждой…

А однажды я задумалась о том, что, может быть, Богдану будет лучше с какой-то другой матерью, чем с такой неудачницей, как я. Задумалась, безнадежно опаздывая на работу. Пропустила свой автобус, а все стою себе на мосту, опершись о перила, вглядываюсь в водную гладь и думаю о том, как тихо, спокойно и хорошо все может быть вокруг…

И вдруг чувствую, как чья-то рука хватает меня за плечо, тянет к себе, разворачивает… Повернувшись, вижу встревоженные глаза мужчины, который участливо спрашивает, все ли со мной в порядке. Ловлю себя на мысли, что он ничего, симпатичный и наверняка добрый… Представляете, он подумал, что я собралась прыгать. Потому что тут же стал сбивчиво объяснять, что не нужно этого делать, что это ошибка, а не выход, что всегда есть ради чего и ради кого жить.

Тут же, не давая мне вставить и слова, мужчина продолжил: сказал, что прекрасно меня понимает, что ему тоже было плохо, что с ним тоже происходили такие события, после которых не хотелось жить, но он нашел в себе силы, он нашел смысл. И заявил, что прямо сейчас он мне этот смысл покажет, и чуть ли не потащил меня к припаркованной рядом машине.

И Вы не сопротивлялись?

– Я была так удивлена, что даже не подумала сопротивляться. К тому же, я почему-то сразу была уверена, что никакого вреда этот мужчина мне не причинит. Понимаете, он не просто располагал к себе и казался добрым, он был добрым, и это чувствовалось сразу, я поняла это, впервые взглянув в его глаза.

В общем, он подтащил меня к машине, открыл дверцу… И я увидела девчушку лет двух-трех, мирно сопящую в автокресле, а мужчина, широко улыбаясь произнес: «Вот он, мой смысл!»

Так Валя познакомилась с Фрэнком и его дочкой, Хоуп. Видя, что она не понимает, Фрэнк рассказал свою историю. Оказалось, что он вдовец – остался с полугодовалой девочкой на руках после того как его жена погибла в автокатастрофе.

Фрэнк безумно горевал – запил, так, что из этого омута его не могли вытащить даже лучшие друзья или самые близкие родственники, по его собственным словам, спьяну задумывался и о самоубийстве. Спасла его именно Хоуп. Выйдя из запоя и увидев дочку, спокойно лежащую в своей люльке вокруг того хаоса, в который за дни попоек превратился его дом, Фрэнк понял, что не может опускаться еще ниже, не может просто умереть и оставить дочь без отца, не может отдать свою девочку на попечение чужим людям.

– Представляете, он решил сам растить Хоуп, несмотря на то, что она девочка, несмотря на то, что он остался совсем один – родители Фрэнка к тому моменту уже умерли. Он рассказывал мне свою историю, и я просто восхищалась Фрэнком – вот он, настоящий мужчина, добрый, преданный, способный принимать решения.

И одновременно я поняла, что у меня в жизни не все так плохо. Да, денег не хватает, да, кручусь как белка в колесе, да, ничего не успеваю, но ведь мой любимый человек не умер, я испытывала отчаяние и разочарование в жизни, но я не испытывала боли от утраты своей второй половинки. И, знаете, я как-то сразу зарядилась уверенностью, почувствовала, что тоже смогу справиться со всеми своими проблемами, раз уж Фрэнк смог.

Ну а Фрэнк не просто смог, а сделал даже больше – помог не только себе, но и Вале. Он пригласил нашу героиню погулять с ним и с дочкой, она охотно согласилась, взяв с собой сына. Прогулка понравилась всем без исключения – настолько, что они решили повторить, еще и еще раз… В итоге Валя сегодня спокойно доучивается, позабыв о тяготах труда официанткой и уборщицей, Фрэнк нянчится уже с двумя детишками, и все четверо в полном восторге друг от друга.