Сеть
RussianTown
Перейти
в контакты
Карта
сайта
Русская реклама в Питтсбурге
Портал русскоговорящего Питтсбурга
О нас Публикации Знакомства Юмор Партнеры Контакты
Меню

Мы с тобой – одной крови, ты и я….

Автор: Дмитрий Горошин

Интересно, с чего это Киплинг решил, что призыв к сочувствию и просьба о помощи в джунглях звучат именно так? Впрочем, у людей он звучит так же…
Доброго времени суток, друзья! Вы никогда не задумывались над тем, почему герои гангстерских фильмов – бандиты с карикатурными челюстями – буквально до слёз могут растрогать фразой типа: «Я не могу убить Джонни! Он же – моя семья»? Может быть потому, что и зрители, и сам герой экрана прекрасно знают, что родства там нет и в помине. Эти парни просто находятся в одной банде. А может быть потому, что это – отправная точка для всех людей, которые живут в социуме?

Мы все стремимся найти единомышленников. И это вполне естественно. Если мы вегетарианцы, то мы хотим, чтобы за столом с нами сидели люди, которые не употребляют мяса. Если мы любим зверушек, мы с удовольствием осуждаем бессердечных «звёзд», которые носят меховые манто до пола. Заметьте, для этого нам даже не обязательно вступать в «Гринпис» и ехать за три моря, чтобы защищать новорождённых морских котиков от браконьеров и прочего злобного люда, работающего на потребу жестокой моде. Мы же просто общаемся на интересующую нас тему. Но кроме желания посудачить, у нас существует ещё масса потребностей, нужд и устремлений. И в этом случае мы тоже не хотим быть одни. Я вновь возвращаюсь к теме взаимопомощи. Если бы человек был в состоянии жить один, он не стал бы строить города, которые, как известно, являются квинтэссенцией общности. Мы не хотим на остров. Нас пугает перспектива ужасающе одинокой жизни Робинзона. Есть этому простое объяснение. Каждый человек испытывает потребность быть услышанным. А это значит, что каждый человек испытывает потребность быть реализованным – в бизнесе, в искусстве, в семье или в общине. Это приобретённый инстинкт, обладателем которого рано или поздно становится каждый живущий в обществе человек. Перед жаждой и голодом мы все равны. А вот перед такой хитрой вещью (уж простите мне такой цинизм!), как ощущение самодостаточности, мы уже далеко не стадо. Мы – огромное количество личностей. Мы ищем для себя что-то большее, интересное, новое, открываем в себе неожиданные грани и черты характера, обнаруживаем неизвестные нам запасы сил и энергии. Это происходит со всеми, правда, в разной степени. Да и степень откровения с самим собой у каждого разная. Поэтому кто-то едет в страну неисчерпаемых возможностей для того, чтобы самореализоваться. А кто-то – для того, чтобы затеряться в этом людском океане. Человек сам для себя сначала решает, а потом выбирает и, что самое интересное, пожинает плоды своего выбора. Вот тогда-то и наступает время открытий. Если ты сожалеешь, значит, выбор был неверным. Если ты доволен пройденным этапом, прожитым отрезком жизни, значит, всё в порядке, твой внутренний голос тебя не подвёл. И в том, и в другом случае никто не узнает, насколько трудно тебе было тогда, когда ты стоял перед этим самым выбором, когда сомневался и мучительно взвешивал все «за» и «против». Вот почему нам всем так важно ощущать поддержку.

«Мы с тобой – одной крови, ты и я» Противостояние окружающих бывает полезно, но только в том случае, если жизнь стремится преподнести тебе какой-то урок, пытается заставить посмотреть на себя под иным углом. Но если речь идёт о созидании, то главенствующую роль здесь играет именно поддержка. Если мы собираемся создать семью, нам важно, чтобы родители одобрили выбор. Правильно, с этой женщиной жить вам и только вам. Но насколько уверенней ощущает себя будущий супруг, если его мама сказала: «Да, сынок, ты не ошибся. Эта девушка просто создана для тебя». Вы слышите, какая огромная сила в этих словах? Фраза «Милый, как ты считаешь, мне пойдёт платиновый цвет волос?» только для вас звучит как обыкновенный вопрос. А для вашей второй половины это очень важно. Она не решается сделать шаг, она просит помощи у того, кому доверяет больше всех. В этом тоже вопрос сосуществования людей в социуме. Мы ищем поддержки. Мы оказываем поддержку. И непрерывный и необходимый жизненный процесс.
Мы приезжаем в новую страну. Всё, что нас окружает, кажется нам настолько отличным от того, к чему мы привыкли, что паника неизбежно накрыла бы нас с головой, если бы рядом не были такие же, как мы, эмигранты. Это момент, когда сильный может сломаться, а слабый просто погибнуть. Нам нужна поддержка. И не важно, сколько человек придёт на помощь – один или двое. Важно, что они есть.

Наше мужество состоит уже в том, что мы решили изменить свою жизнь. Это новый качественный скачок. Другой язык, другие люди, другая жизнь – во всём, везде и теперь навсегда. Поэтому мы стремимся к общности, стремимся быть среди своих – вокруг одного костра. Ничего не меняется. Мы создали письменность, изобрели радио и телефон, заставили электричество работать на нас. Но мы всё так же, как наши далёкие предки, идём на отблески костра, объединяющего, дающего тепло и свет. Именно так я себя чувствую, когда иду на очередное заседание Русско-Американской Федерации. Я говорю это без пафоса и позёрства. Я просто иду туда, где я нужен, но – что ещё более важно – я знаю, что там я найду поддержку. Откровенно говоря, я до конца смог понять Робинзона Крузо только тогда, когда приехал в Атланту. Но давайте будем честными перед собой: мы ведь далеко не Робинзоны. Мы – на острове. Но мы – в социуме. Мы – русскоязычные. Но нас – не двое. И мы начинаем с начала, а не с нуля. Наша община уже возведена в ранг Федерации. Правовая и юридическая основы уже являются частью страны. Значит, мы – уже не робинзоны. Мне, как Директору по связям с общественностью, нравится вести дневник событий Федерации. Нравится видеть, что уже сделано. Но ещё больше нравится смотреть на то, что предстоит сделать.

Рост, как известно, это движение. А движение – это жизнь. Мне нравится ощущать себя живой частью системы, целью которой является созидание. Федерация всегда с радостью принимает на рассмотрение любые проекты, которые разработали наши бывшие и нынешние соотечественники. Если есть хоть малейшая возможность сдвинуть дело с отправной точки, мы сделаем это.

РАФ существует уже более двух лет. И я скажу вам, что лично мне дало это время: Целостность, Ощущение свободы. И чувство радости от осознания того, что я могу многое.
Потому что я – не один!